Сайт может отображаться некорректно, поскольку вы просматриваете его с устаревшего браузера Internet Explorer (), который больше не поддерживается Microsoft.
Рекомендуем обновить браузер на любой из современных: Google Chrome, Яндекс.Браузер, Mozilla FireFox.
Пожалуйста, поверните устройство в вертикальное положение для корректного отображения сайта

Итоги Литмаша в интервью с генеральным директором

Из Москвы, с выставки «Литмаш. Россия 2024» вернулись специалисты компании Уралхимпласт – Хюттенес Альбертус. В этом международном форуме литейных технологий, материалов и литья предприятие участвует ежегодно.

О выставке, в частности, и о знаковых событиях литейного мира вообще мы беседуем с генеральным директором Уралхимпласт – Хюттенес Альбертус Евгением Бехтгольдом.

 

Корр.: Евгений Валерьевич, в чем уникальность Литмаша? Почему эта выставка так популярна, так важна для вас? А, может быть, я ошибаюсь, и мне одной кажется, что Литмаш масштабнее и заметнее других выставок?

Е.В. Бехтгольд: Она – отраслевая. Есть, например, выставка «Металл-Экспо», но там преимущественно собираются компании большой металлургии. А Литмаш, он наш: тут присутствуют именно те, кто производит фасонное литье для машиностроения, судостроения, станкостроения… Здесь представлены и сами предприятия, и все поставщики материалов, комплектующих. Поэтому для нас Литмаш – единственная в России профильная выставка.

Раньше нам аналогично важна была международная выставка GIFA, походившая в Дюссельдорфе раз в четыре года, и собиравшая в обязательном порядке всех наших клиентов. Но на сегодня все переместилось исключительно на площадку московского Литмаша.

 

Корр.: К слову! Раз уж зашла речь о Дюссельдорфе, вопрос: в связи с изменившейся геополитической обстановкой, Литмаш как-то изменился?

Е.В. Бехтгольд: Изменился. В 2022 году еще, пожалуй, была какая-то неопределенность, затишье. Начиная с 2023 года идет подъем. Как в целом в индустрии и литейной промышленности. Это связано с большим количеством проектов по импортозамещению. Вообще с ростом производства литья в России.

Масштабы присутствия на выставке всех игроков ощущаются. И потребность литейщиков иметь такую площадку для общения, где можно за короткое время решить массу вопросов, конечно, чувствуется. Если прежде у некоторых заводов надо было спрашивать: «Поедете-не поедете?», то сейчас таких вопросов вообще не звучит. У всех есть множество задач. Все собираются. И тот настрой, который есть в литейной промышленности, он считывается: выставка получается очень продуктивная и живая.

 

Корр.: А характер присутствия Уралхимпласт – Хюттенес Альбертус на Литмаше изменился? Площадь стенда, концепция позиционирования…

Е.В. Бехтгольд: Я, честно говоря, даже не помню, когда у нас на этой выставке был стенд небольших размеров. Мы каждый год стараемся быть заметными. Мы считаем себя лидером отрасли, ведем себя соответствующе и на выставке в том числе.

Наши конкуренты, бывает, присутствуют по-разному: вообще нет стенда или стенд маленький. Но последние два года, как я уже сказал, все ощущают оживление на рынке, все стараются презентовать себя достойно. Участвуют все, участников много. Российские, китайские, индийские компании, у которых большой интерес к российскому рынку. Что для нас, скажем так, определенный сигнал.

На выставках мы стараемся всякий раз быть концептуально привлекательными. В этом году, например, делали акценты на связующие двухкомпонентные системы Колд-Бокс: фенолоформальдегидная и полиуретановая смолы. В России такие связующие в основном импортировались. Из-за санкций был введен запрет на поставки этих материалов. И мы их начали производить самостоятельно. Есть спрос, клиенты тоже понимают вопросы импортозамещения, и мы эту тему с конца прошлого года активно развиваем, на нее делаем упор.

Также наш конек здесь и сейчас – аддитивные технологии. По сути – 3D-печать.  Наша тема – печать песчано-смоляных форм, когда принтер послойно наносит песок и потом по определенной заданной геометрии – связующее. В результате получается полноценная литейная форма любой геометрической сложности, но изготовленная без оснастки.  Только путем изменения 3D-модели на компьютере можно получать форму для последующего изготовления отливки. Это очень ускоряет процесс отработки новых деталей, а также широко используется для реинжиниринга, когда существующие детали выходят из строя и нужно изготовить аналог: делается 3D-сканирование и с минимальными обработками в компьютере выдается на принтер. Тот печатает, заливается металл, получается деталь. Буквально за несколько дней изготавливается то, что раньше делалось месяцами.

Прежде мы поставляли такие связующие из Германии, а в прошлом году освоили производство в Нижнем Тагиле. Активно продвигаем эти материалы. Данная технология применялась в аэрокосмической сфере, но теперь в виду большого количества опытных и новых деталей, которые изготавливаются в рамках импортозамещения, она очень широко используется и востребована повсюду. И на Литмаше-2024 мы это тоже презентовали.

 

Корр.: Теперь, что касается конструктивности и эффективности прошедшей выставки… Условно: с кем встретились, о чем договорились?

Е.В. Бехтгольд: Вот таблица, где записаны все наши контакты. Их 114. Здесь нет чего-то нового. Потому что новые литейные заводы открываются редко. Скорее мы фиксируем, что на существующих появляются какие-то новые проекты, связанные с техперевооружением, установкой оборудования. Как эти проекты станут выглядеть в будущем, мы пока не знаем.

Например, КАМАЗ когда-то решил строить новый литейный завод. И сейчас его построил в Казахстане. В настоящее время они запускаются. Понятно, что у нас большой интерес к развитию сотрудничества. С другой стороны, основные специалисты по этому направлению нам знакомы: они просто переехали из Набережных Челнов в Кустанай, и мы с ними продолжаем ретроспективно общаться. Аналогичная ситуация на ГАЗе, который запустил новый литейный завод уже в рамках импортозамещения и сегодня планирует нарастить мощности на новой площадке, закрыв старую – на Ярославском моторном заводе. 

То есть литейная отрасль бурно развивается. Но именно в части модернизаций существующих машиностроительных холдингов. Отрадно, что во всех этих вопросах мы участвуем от этапа инжиниринга, разработки технологии. Допустим, сейчас Ульяновский моторный завод планирует строительство производства нового двигателя по китайской лицензии. Мы включились уже на стадии разработки технологии. Хотя сам завод существует еще только в проекте, на бумаге.

Словом, все 114 Литмашевских переговоров – это эффективно, конструктивно, перспективно.

 

Корр.: Если я правильно понимаю, литейка – это специфичный круг крупных и понятных друг другу участников рынка, игроков, заводов. Что думает и говорит это сообщество про наш новый цех, который в данный момент запускается на Урахимпласте? Наслышаны? Ждут? Интересуются?

Е.В. Бехтгольд: Конечно, это будет событие для отрасли. Потому что сегодня никто из наших отечественных конкурентов не обладает каким-то новым современным производством. В основном это заводы советского периода.

Наслышаны ли? Безусловно! Ведь в связи с прекращением поставок европейских материалов, мы вынуждены были форсировано приступить к выпуску таковых на существующих мощностях Уралхимпласта. Это нам дало возможность отработать технологию. Причем текущий уровень – достаточно достойный. И сейчас многие клиенты очень интересуются, когда мы запустим новое производство.

Но это накладывает на нас определенные обязательства. Мы же поставляем наши материалы на крупных клиентов, требовательных к стабильности качества. С запуском нового производства мы должны будем показать потребителям, что для них это – еще один крутой шаг вперед! И технологически, и экологически. В новом производстве более современная система вакуума, охлаждения. На продукте это тоже отразится.

То есть эффекта неожиданности не будет. Но событие будет значимым. Его ждут и клиенты, и конкуренты, и госорганы, к поддержке которых мы прибегали.

 

Корр.: И когда оно случится?

Е.В. Бехтгольд: В цехе заканчивается монтаж. Остались буквально какие-то последние штрихи. Уже идут испытания локальных алгоритмов технологического процесса и локальных установок. Таких, как установка разливки продукции, установка затаривания новолачной смолы, всех систем жизнеобеспечения здания – вентиляции, отопления… К концу июля мы планируем перейти к комплексным испытаниям на воде с полной имитацией технологического процесса. Дальше мы будем готовиться к загрузке сырья и испытаниям на сырье.

 

Корр.: О чем я не спросила, а сказать бы стоило?

Е.В. Бехтгольд: В рамках Литмаша всегда проходит целый ряд семинаров и мастер-классов. На сей раз на базе МГТУ имени Баумана докладывал наш крупнейший клиент – Из-Картэкс имени П.Г. Коробкова. Это филиал машиностроительного дивизиона УЗТМ, литейное производство, расположенное в Колпино, под Санкт-Петербургом.

Они в силу своей специфики – единственные, кто может изготавливать стальные отливки большого размера. И в настоящее время участвуют в изготовлении стальных отливок для ледокола «Лидер», строящегося на Дальнем Востоке. В прошлом году на Из-Картэкс изготовили опытную отливку кронштейна гребного винта массой порядка 270 тонн. Отработали технологию на наших материалах. Весной они залили второй кронштейн, где вес металла порядка 320-340 тонн.  И это случилось на наших связующих и наших противопригарных покрытиях.

В докладе, что звучал в стенах Баумановского университета, наше участие в такой уникальной отливке стального литья – одной из самых больших в мире – было в полной мере отражено. Здесь, поверьте, есть чем гордиться! И об этом стоит говорить! Это не реклама, не маркетинг, это – неоспоримый результативный факт!

Записала Е. ДРОЗДОВА

 

Заглянуть на наш прекрасный стенд можно здесь.

Воспользуйтесь консультацией экспертов Уралхимпласт–Хюттенес Альбертус

  • Ответим на все ваши вопросы по формовке
  • Поможем с подбором материалов
  • И оформим заказ на материалы
Свяжитесь с нами:
+7 (3435) 346 007
Оставить заявку
и мы перезвоним вам в самое ближайшее время